Операция «хороший русский»

Западные спецслужбы собрались строить «государственность» анти-России

Одной из главных задач коллективного Запада в контексте специальной военной операции ВС РФ в ЛДНР и на Украине была организация внутреннего раскола и антиправительственных выступлений в самой России.

Для достижения этого планировалось вызвать недовольство курсом российского руководства, прежде всего, в среде элиты страны, которая должна была инициировать и возглавить протестное движение. Чтобы простимулировать ее активность в этом направлении, эту элиту решили лишить самого дорого: для нее фактически перекрыли возможность пребывания на Западе, хранения средств в западных банках, был поднят вопрос о конфискации недвижимости и т.д.

Если учесть, что для очень многих чиновников, топ-менеджеров, бизнесменов, деятелей культуры и ЛОМов Запад в последние годы стал местом не только отдыха, но и инвестиций (туда они собирались переселится после выхода на пенсию, там учатся и работают их дети и внуки), расчет казался верен.

Однако ни массовых беспорядков, ни заговоров, ни государственного переворота не последовало. Попытки антигосударственных митингов были быстро и решительно купированы, одиночные протесты знаменитостей вызвали скорее осуждение и раздражение российского общества.

При этом произошло следующее: испугавшись перспективы нового «железного занавеса», чему способствовало закрытие воздушного пространства ЕС для российской гражданской авиации, некоторое количество тех, на кого Запад рассчитывал, как на костяк антиправительственных выступлений, выехали за рубеж, намереваясь обосноваться там на ПМЖ. Сам по себе этот факт, конечно, тоже использовали в информационной войне против России, заявив, что всё «доброе, разумное и светлое» покидает «Мордор». Но большинство населения России оценило этот отъезд как положительное событие.

Впрочем, эмиграция, пятой или четвертой волны, все равно является серьезным ресурсом для западных спецслужб. Её можно использовать не только для психологических операций против России, но и для игры на западную аудиторию. В её глазах они должны играть роль беженцев от жестокого, несправедливого и кровавого режима, которые «выбрали свободу» на Западе.

Однако мощнейшая русофобская пропаганда и официально вводимые властями стран ЕС дискриминационные меры в отношении российских граждан привели к тому, что эти люди оказались подчас в сложной ситуации. А это, конечно, здорово снижало и так не очень высокий пропагандистский эффект их исхода.

Так, например, редактор «Первого канала» Марина Овсянникова (Ткачук), устроившая провокацию в прямом эфире и эмигрировавшая в Германию, встретилась с волной жесткого хейта не только на Украине (куда она была направленна как корреспондент), но и в ФРГ. Высказывались сомнения в ее искренности и подозрения в работе на спецслужбы РФ. Есть и другие аналогичные примеры, когда западное общество отталкивает и подвергает обструкции готовых работать на Запад россиян. Это, конечно же отпугивает потенциальных перебежчиков.

Более того, тем гражданам РФ, что уже обосновались на Западе, это показывает, что привлекать к себе чрезмерное внимание, в том числе и борьбой против своей Родины, чревато. Так, например, актриса Чулпан Хаматова, выступая в одном из латвийских СМИ, посетовала, что ей приходится непрерывно участвовать в антироссийских мероприятиях, как будто она должна постоянно подтверждать свою позицию, уже однажды обозначенную. На это она получила ответ журналистки, что теперь она должна это делать постоянно, доказывая лояльность Западу и ненависть к Путину.

В результате западные спецслужбы пришли к выводу, что для того, чтобы с максимальной отдачей использовать российских эмигрантов последней волны, им нужно создать более комфортные и менее травматичные условия проживания на Западе. Однако не для всех, а только для тех, кто активно участвует в информационной (и не только) войне против России. Такое решение, по мнению сторонников этой идеи, заставит включиться в противоборство по крайней мере часть тех россиян, что просто живут на Западе, поскольку им там комфортней, но при этом далеки от политики и не испытывают вражды или ненависти к своей Родине.

То есть встал вопрос о том, чтобы просеять российских граждан, разделив их на две категории: «хороших» и «плохих». Критерии для включения в первую категорию: лояльность к Западу и его ценностям, негативное отношение к руководству России, проводимой им политике, враждебное отношение к православию, традиционным ценностям и Русскому миру, а также готовность вести против этого борьбу. Все, кто не соответствует этим критериям, по умолчанию включаются в категорию плохих.

Анонс этой сегрегации решили доверить самим россиянам, чтобы отмести любые обвинения и подозрения в адрес официальных структур Запада, а уж тем более спецслужб.

Презентация идеи состоялась 20 мая в Вильнюсе на II конференции «Российского антивоенного комитета», являющегося дочерней структурой, а возможно, и правопреемником «Форума Свободной России» – антироссийского объединения, в последние годы явно выдыхающегося. В конференции участвовали многие известные русофобы и перебежчики, такие как Дмитрий Гудков, Михаил Ходорковский, Илья Пономарёв, Евгений Чичваркин, Альфред Кох и другие. Но главная задача по продвижению инициативы была возложена на Гарри Каспарова.

Еще до открытия мероприятия на одном из антироссийских телеграм-каналов («Можем объяснить») сообщалось, что «Российская антивоенная конференция» намерена решать вопрос защиты интересов эмигрантов, «уехавших из России из-за неприятия войны и опасаясь преследования».

«Ожидается, что комитет составит «антивоенную декларацию», подписав которую, человек делегирует комитету право представлять его интересы. По словам одного из организаторов, подписавшие такую декларацию, возможно, будут получать документ «хорошего русского», который бы облегчал проверки в банках, при получении виз, а также открывал бы доступ к сервисам, которые недоступны для россиян», – указал телеграм-канал, тем самым обеспечив повышенный интерес к мероприятию в среде антироссийских эмигрантов.

После открытия мероприятия один из его организаторов и выступил с анонсом инициативы Каспаров, заявившего о намерении собравшихся «перейти от обсуждения к действиям», которые выразятся в публикации программного документа декларации для объединения сил «другой России».

После Каспарова взял слово беглый депутат Госдумы Дмитрий Гудков, указавший, что всем, выступающим «против войны» (читай – против России), предстоит «политическое оформление» с помощью сетевой платформы как первый шаг к «международной легитимации». 

Участники этого сетевого сообщества будут идентифицированы и верифицированы по европейским стандартам – с помощью специальных процедур определения личности. Объединение будет «саморегулироваться» – «нет никакого политбюро, никаких начальников», сообщил Гудков, что в реальности означает, что у платформы не будет явных лидеров и управляться она будет «из тени».

Принадлежность к этому объединению будет подтверждаться специальным ID, которое тут же окрестили «паспортом хорошего русского». Для получения идентификатора нужно зарегистрироваться, подписать декларацию (совершить акт символического отречения от «плохой» России) и пройти подтверждение личности. После этого человек получает ID, который, по словам Гудкова, открывает для «хорошего русского» всевозможные бонусы: программу трудоустройства, программу помощи в релокации, возможность открыть аккаунт на криптобирже, забронировать гостиницу или заказать такси…

Но всех этих льгот можно будет лишиться, если, например, выяснится, что владелец ID не исповедует в реальности антироссийские взгляды, поддерживает контакты со сторонниками СВО и т.д.

Однако не стоит считать затеваемую платформу лишь клубом взаимопомощи. По мере того, как она объединит значительное число участников, Гудков пообещал, что «голос будет услышан, появляется субъект». Далее, согласно данному плану, в странах Запада создаются «посольства свободной России», которые должны будут заняться системной работой с местными властями по реализации интересов антироссийской эмиграции. Следующий шаг Гудков пока не назвал, но отчетливо читается, что это создание «правительства свободной России в изгнании», по варианту Тихановской и Гуайдо. 

Можно добавить, что в архитектуре этой квази-государственности, не «другой России», как сказал Каспаров, а «анти-России», уже обозначен еще один элемент – намек на «вооруженные силы». Речь идет о сформированном украинскими нацистами из числа эмигрантов и перебежчиков «легионе Свобода России». Помимо созвучия в названии, он использует ту же самую символику, в частности бело-голубой-белый флаг. Созданное по указанию западных спецслужб, это формирование предельно малочисленно, не имеет военного значения и, скорее, может быть отнесено к фейкам. Но у него, как и у «правового пространства хороших русских» не только одни и те же организаторы, но и одно назначение, прежде всего – пропагандистское.

Как «легион Свободная Россия» является попыткой реинкарнации «Русской освободительной армии» Андрея Власова, так и озвученный Каспаровым-Гудковым проект является калькой с гитлеровского «Комитета освобождения народов России». Эта созданная усилиями Генриха Гиммлера организация «взяла на себя функции правительства в изгнании», и объединила как советских перебежчиков, так и тех белоэмигрантов, что согласились работать против своей Родины.

Созданный в ноябре 1944 года Комитет оказался мертворожденным и воспрепятствовать разгрому гитлеровской Германии не мог. Но некоторые его участники, избежавшие ареста СМЕРШем и выдачи советским властям, впоследствии работали на западные разведки.  Чаще всего в структурах психологических операций.

Во время конференции в Вильнюсе на её основе появляется «Российский комитет действия», где Гудков, Ходорковский, Каспаров и прочие разместили декларацию, которую призвали подписывать. В ней присутствуют следующие слова: «Мы призываем считать нас полноценными представителями тех граждан России, которые отказываются быть частью преступного путинского государства и согласны с заявленными целями».

Значительной частью участников конференции и сочувствующих предложенный проект был воспринят без одобрения. Причем дело, скорее всего, не в том, что отвергается заложенная в нем идея. Отторжение вызывают те персонажи, которые ее продвигают. Не то, чтобы им не доверяли больше, чем другим, просто в среде антироссийской эмиграции нет общепризнанного лидера. Поэтому попытка любого из ее представителей сесть на выигрышную, в том числе и в финансовом плане тему будет встречать протест остальных ее участников.

Таким образом, для дальнейшего осуществления операции «хороший русский» (назовем ее так), курирующим ее проведение западным спецслужбам придется взять часть организационной работы на себя. Во-первых, им придется еще раз подумать над кандидатурами в вожди «Российского комитета действия», найдя более компромиссные фигуры. Во-вторых, им придется проводить кулуарную работу с наиболее авторитетными эмигрантами и с эмигрантскими ЛОМами, торгуясь с ними, чтобы обеспечить поддержку проекта.

Обобщая все вышесказанное, надо признать, что Запад, если происходящее не является попыткой шантажа, берет курс на усиление конфронтации с Россией и прямо посягает на наш суверенитет.