Каспаров в роли «голоса России»

Зачем Западу нужен «политический труп»

Гарри Каспаров, один из самых известных российских русофобов и врагов российской государственности, выступил с предложением идентификации граждан РФ, враждебных к своей стране. Это предложение он внес 20 мая на II конференции «Российского антивоенного комитета». Последний был создан после начала СВО на базе оппозиционного «Форума Свободной России» и прошел в Вильнюсе.

Суть данного предложения в следующем. Для того, чтобы избежать дискриминации, которой сегодня подвергаются россияне в странах Запада, граждане РФ должны получить некий идентификатор, подтверждающий их враждебность к своей стране и к своему народу. Это даст им возможность функционировать на Западе в обычном, не дискриминационном режиме.

Но поддержки данная инициатива пока что не получила. Возможно, по той причине, что Каспаров явно планировал лично руководить идентификацией «правильных россиян». Данный процесс при соответствующей организации может принести неплохой доход. Если учесть коррупционную репутацию Каспарова, можно не сомневаться, что этот финансовый аспект предложения его явно заинтересовал. Впрочем, из числа его критиков тоже есть те, кто не прочь поработать на идентификации «хороших русских».

Кроме того, сам Каспаров оценивается частью своих соратников как «политический труп», и потому любая его инициатива будет восприниматься в штыки. Дело в том, что его отъезд из России в июне 2013 году без видимых причин (сам он уверял, что опасался преследования) был воспринят как дезертирство и проявление неискренности. Это выглядело, как будто он заработал на недвижимость и вид на жительство в США, после чего сразу охладел к «борьбе с режимом».

Но антироссийскую деятельность он не прекратил и прекращать не собирается. Еще в 2007 году стало известно, что Гарри Каспаров состоит в консультационном совете при американском Центре политики безопасности – неправительственной и некоммерческой структуре, занятой выработкой стратегии, организацией акций и привлечением ресурсов, необходимых для сохранения и укрепления американской безопасности, которая, как известно, трактуется очень широко.

Возможно, именно в рамках своей работы в этой структуре он оказывал консультационные услуги Государственному департаменту США, предоставляя ему сведения о настроениях в России, политических предпочтениях ее граждан и возможных трендах. В частности, достоянием гласности стали его доклады американским представителям о ситуации в России накануне «болотной революции». В них он фактически дезинформировал Вашингтон, выдавая желаемое за действительное, и указывал лишь то, что, как он полагал, хотели услышать американцы.

В частности, он докладывал, что общественное мнение в России целиком и полностью на стороне Запада, что отношение к действующей власти у большинства населения абсолютно негативное, что расширяющееся сотрудничество с КНР вызывает негодование россиян, а денежные транши на «продвижение демократии» должны идти через него.

Эти доклады приобрели широкую известность. Впоследствии некоторые сподвижники Каспарова прямо обвиняли его в обмане американцев, из-за которого «болотная революция» и потерпела поражение. Якобы именно на основе сведений Каспарова Вашингтон выстроил совершенно неверную стратегию, которая и привела управляемую им оппозицию к провалу.

Впрочем, в Америке, судя по всему, на Каспарова не в обиде. Маловероятно, что его вообще рассматривали как народного трибуна и вождя протеста. У него другая задача, для решения которой большим подспорьем является его титул экс-чемпиона мира и мировая известность.

Он, начиная с 2009 года, начал озвучивать идею антироссийских санкций, как главного инструмента продвижения демократии в России. В июле 2009 года Каспаров передает тогдашнему президенту США Бараку Обаме «список убитых оппозиционеров и политзаключенных», а также тех, кто «виновен в их гибели». Спустя год оппозиционеры уже прямо призывают американского посла в России Майкла Макфола к санкциям против «противников демократии в России», а в 2011 году действия на этом направлении приобрели особо энергичный и регулярный характер.

В январе Каспаров проводит встречу в Конгрессе США по вопросу введения визовых санкций в отношении лиц, «ответственных за нарушение прав и свобод и замешанных в коррупции». Тогда же он вновь обращается к конгрессменам с тем же предложением, подкрепляя свою речь прямой видеотрансляцией питерского марша несогласных. А в июне Каспаров во время своего выступления в комитете Палаты представителей Конгресса США по иностранным делам передает конгрессменам список более чем из 300 российских чиновников, против которых он предложил ввести визовые санкции. В октябре он на Вашингтонском форуме по «перезагрузке» призывает уже к экономическим санкциям и предлагает сохранить поправку Джексона-Вэника или создать ей еще более эффективную замену. И в том же году Госдеп США запрещает въезд в страну 60 российским чиновникам, ссылаясь на «список Магнитского».

В июне 2012 года Каспаров предоставляет нижней палате американского парламента расширенный «список Магнитского», в который включены руководители всех ОВД Москвы и даже председатель ЦИК Владимир Чуров, а в декабре «закон Магнитского» одобрен верхней палатой.

Бывшего гроссмейстера можно было бы обозначить как отца всех нынешних антироссийских санкций, но в действительности он лишь выполнял поставленные задачи, создавая иллюзию, что введение санкций – это не инициатива Вашингтона, а требование «страдающего российского народа», ярким представителем которого является Гарри Каспаров.

Собственно, его задачи сегодня не изменились – он должен быть «голосом страдающей под Путинским гнетом, но не смирившейся России», которая взывает о помощи к Западу. Только сегодня это уже не просто введение «проскрипционных списков» против граждан нашей страны, это прямая военная агрессия против России, к которой призывает Каспаров.

«На секунду представьте, что случится, когда начнутся обстрелы Крыма? А они, безусловно, начнутся. Там Крымский мост может не выдержать от количества беженцев, которые побегут. Потому что психологически никто же не готов, война в телевизоре где-то там. Но, с другой стороны, эта шоковая терапия – единственный шанс дать понять людям, что воевать нельзя, надо по-другому жить. Воспользуемся мы этим шансом или нет? Я не знаю, это – повторяю – последний исторический шанс», – заявил Каспаров тогда же, в Вильнюсе.

«Есть надежда сегодня, что западный мир понимает всю необходимость содействия России. А это содействие заключается в том, чтобы помочь нам, «мыслящей России», все-таки избавиться от исторического балласта. Все-таки, реализовать программу максимум. Это не только выплата репараций Украине, но и привлечение к суду военных преступников», – взывает Каспаров, понимая под «историческим балластом» «лишние» территории и ресурсы нашей страны.

Все это, разумеется, предназначается не для российской, а для западной аудитории, которая должна знать, что все враждебные действия против России, включая прямую агрессию и расчленение, Запад совершает и совершит исключительно по просьбе самих россиян в лице Каспарова и ему подобных, которые сумели вырваться за рубеж.

И если в самой России Каспаров не является авторитетом не для кого – ни для противников, ни, тем более, для сторонников власти, – то для западной аудитории он вполне пригоден.