Идейный враг Леонид Гозман

Из американского «смотрящего»  — в подручные украинского агитпропа

«Сб, 03:50: Зеленский сообщил, что ночью ожидается штурм Киева. Боже, храни Украину!

Сб, 08:28: Киев держится, выстоял! И это конец (начало конца) нашего режима. Слава Украине!» Л. Гозман (Живой журнал).

Известный либерал, сподвижник Анатолия Чубайса, классический представитель демшизы Леонид Гозман не стал, как многие его единомышленники, уезжать из России после начала Специальной военной операции на Украине. При этом он продолжает работу в интересах структур психологических операция Украины и Запада!

Вполне вероятно, что Леонид Яковлевич сознательно готовит себя к роли «жертвы репрессивного режима». Зачем? Скорее всего, он убежден в том, что все его будущие «страдания» будут с лихвой компенсированы славой, деньгами, статусом, политическим убежищем с последующим предоставлением гражданства. Впрочем, дело не столько в мотивах, сколько в самих деяниях.

Первые шаги либерала

Гозман Леонид Яковлевич родился в Ленинграде в 1950 г. в семье служащих. О своем детстве он не слишком распространяется, отмечая только, что «учился хорошо», если учесть, что после школы он поступил в МГУ на психологический факультет.

О его семье известно только то, что она пережила блокаду, а отец всю жизнь работал в оборонной промышленности. Также дедушка Леонида Яковлевича был во время войны расстрелян как трус и дезертир, хотя политик предпочитает версию, что деда убили за еврейское происхождение.

В 1976 г. юный Гозман окончил университет и остался в нем на преподавательской работе. В 1983 г. он защитил кандидатскую диссертацию по теме «Теоретические предпосылки и методы эмпирического исследования межличностной аттракции».

Гозмана его бывшие коллеги характеризуют как талантливого ученого с нетривиальными подходами. Первоначально он занимался психологией человеческих эмоций, однако вскоре заинтересовался политикой и методами манипуляции общественным сознанием и возглавил лабораторию политической психологии психфака МГУ.

А в 1989 г., увлеченный событиями перестройки, Гозман становится членом клуба «Московская трибуна». В 1992 г. он познакомился с Егором Гайдаром, и это знакомство открыло перед ними широкие перспективы в номенклатуре либеральных «младореформаторов». В 1993 г. он стал членом «Выбора России», партии, которой отводилась роль правящей в новом парламенте, созванном вместо разогнанного в результате госпереворота Верховного Совета. Тогда же Гайдар свел его с Анатолием Чубайсом, соратником которого Гозман станет на долгие годы. И уже Чубайс отрекомендовал своего нового знакомого американским кураторам. Те признали Гозмана перспективным политиком и отправили его в США на «курсы повышения» квалификации.

С января по июнь 1993 г. он занимал пост «профессора психологии и русских исследований» в Диккенсон колледже, Карлайл, Пенсильвания, США, а с июля по сентябрь 1993 г. числился научным сотрудником Международного центра Вудро Вильсона в Вашингтоне.

Строго говоря, в США Гозман занимался не столько преподавательской или научной работой (это было, скорее, прикрытие), сколько проходил подготовку как политик и управленец высшего звена — его готовили даже не как «агента влияния», а как проводника американских интересов и исполнителя указаний из Вашингтона.

«Цепной пес» Чубайса

Вернувшись в Россию, он стал членом Совета партии «Демократический выбор России» и занял пост председателя партийной комиссии ДВР по политической работе. Параллельно с этим он становится советником Чубайса, занимавшего в ту пору должность первого заместителя председателя правительства РФ. Чубайс тащил Гозмана с собой всюду, куда назначался — в РАО «ЕЭС России», «РосНано».

В 1999 г. Гозман был назначен советником председателя правления РАО «ЕЭС России» Чубайса, а затем — представителем госкорпорации по работе с органами власти и общественными организациями.

На энергетическом поприще психолог Гозман неплохо развернулся. С мая 2000 по июнь 2001 гг. он являлся членом совета директоров ОАО «Хабаровскэнерго». С мая 2000 по май 2002 гг. — член совета директоров ОАО «Ленэнерго». С июня 2000 г. — член правления РАО «ЕЭС России». 6 октября 2000 г. был избран в состав Совета директоров ОАО «Дальэнерго». Не стоит считать, что все эти назначения были синекурой, которую Чубайс организовал для своего приятеля и единомышленника. На самом деле Гозман на этих постах решал множество серьезных и деликатных задач, направленных на укрепление положения Чубайса и его власти, на устранение недостаточно лояльных ему — Чубайсу — руководителей.

Тем же самым Леонид Яковлевич занимался и при партийном строительстве, которое очень ловко совмещал с работой в госкорпорации. Весной 2003 г., опираясь на членов возглавляемого им креативного совета СПС (в который он вступил в августе 2009 г.), он попытался осуществить в этой организации «переворот». Было опубликовано письмо, в котором «креативщики» заявили о своем несогласии с политикой, проводимой Немцовым, как с «тоталитарной», и объявили о необходимости возвращения большего контроля над партией «демократу» Чубайсу.

Летом того же года Гозман по указанию своего шефа с головой ушел в интригу и тяжбу, которую его хозяин затеял против другого либерала — Явлинского. Им и Трапезниковым по указанию Чубайса было создано Межрегиональное общественное движение «Яблоко без Явлинского», которое заместитель председателя настоящего «Яблока» Сергей Митрохин назвал «банальной акцией черного пиара» (термин «рейдерство» в политическом аспекте тогда еще практически не применялся).

В ответ Гозман изобразил оскорбленную невинность и объявил, что юристы РАО намерены подать в суд на партию «Яблоко» и лично на Митрохина, который якобы оклеветал руководство госкорпорации. Но, конечно, иск не состоялся.

Во время своей деятельности в СПС Гозман реализовал все полученные в США навыки агента влияния. Только проводил он линию не непосредственно Вашингтона, а его ставленника Чубайса. Интересно и то, что в те времена Гозман был противником перехода СПС в оппозицию, вероятно, не только для того, чтобы оказывать влияние на власть России, но и чтобы сохранить неплохой доход топ-менеджера госкорпорации.

Однако уже 24 ноября 2007 г. Гозман был задержан в Санкт-Петербурге на «Марше несогласных», причем он так яростно сопротивлялся правоохранителям, что оказался со сломанной рукой. На выборах в Думу в том же году СПС провалился с треском, даже не набрав 1% голосов, показав, что время либералов в России завершается.

Но на партийной карьере Гозмана это не сказалось, и 26 сентября 2008 г. он официально сменил Никиту Белых на посту председателя СПС. А в октябре того же года Чубайс назначил Гозмана на пост своего советника в госкорпорации «Роснанотехнологии». Вообще, эта осень оказалась для Леонида Яковлевича насыщенной, и 16 ноября 2008 г. на учредительном съезде новой политической партии «Правое дело» он был избран ее сопредседателем.

«Имя» новой партии Гозман попытался сделать на борьбе с мэром Москвы Юрием Лужковым, которого он обвинял в коррупции, неэффективном управлении городом и в том, что тот побил «брежневский срок пребывания у власти». Итогом этой атаки стал суд с мэром Москвы, подавшим иск в Хамовнический райсуд Москвы о защите чести, достоинства и деловой репутации по делу о клевете (сам Гозман подал встречный иск).

В октябре 2009 г. «Правое дело» полностью проиграло выборы в Мосгордуму, Гозман к проекту охладел, а в сентябре 2011 г. вышел из партии.

В 2013 г. он лишился поста топ-менеджера «Роснано». Он участвовал практически во всех попытках реанимации либерального движения, предпринимаемых после получения очередных денежных траншей с Запада («Болотная революция», попытка использовать убийство Немцова для консолидации антигосударственных сил), но заметной роли в этих событиях не играл.

С тех времен Гозман приобрел широкую известность как спикер либерального «движа», благодаря многочисленным выступлениям на различных политических ток-шоу на федеральных телеканалах. Его туда охотно приглашали, возможно, потому, что манерой держаться и говорить он производил отталкивающее впечатление на аудиторию и явно не способствовал популяризации либеральных идей в России.

Его комментарии антироссийского и русофобского характера стали охотно использоваться западным агитпропом для информационной войны против России, особенно активизировавшейся после «августовской войны» 2008 г. Особую ценность он представляет потому, что готов озвучивать любую, пусть даже самую абсурдную, но необходимую Западу версию, и потому что выступает от имени россиян, вернее, их части, «не потерявшей совесть».

По-настоящему Гозман развернулся после начала войны в Донбассе, дебютировав на украинском медиарынке в сентябре 2014 г. с заявлением, в котором требовал «прекратить агрессивную авантюру: вывести с территории Украины российские войска и прекратить пропагандистскую, материальную и военную поддержку сепаратистов на Юго-Востоке Украины».

Киевские нацисты Леонида Яковлевича оценили, и с 2017 по 2018 гг. он вёл авторскую программу «Гозман» на украинском телеканале «112».

А в 2015 г. он выступил уже в России — накануне Дня Победы он написал: «…У СМЕРШ не было красивой формы, но это, пожалуй, единственное их отличие от войск СС. […] Не сомневаюсь при этом, что и в СМЕРШ были честные солдаты. Вот только случилось так, что служили они в структуре, не менее преступной, чем СС», вызвав немалый скандал и, вероятно, завоевав еще больше симпатий на Украине.

Вот несколько его реплик, которые он произносил на своей украинской авторской программе:

«Наша пропаганда смогла убедить российских граждан, что на Украине произошел переворот, который был устроен злокозненными американцами. Вы небось не знаете, что это американцы у вас майдан устроили, а мы вот знаем (с сарказмом)».

«Крым — это Украина. Считаю полуостров аннексированным и присоединенным к России силой, с нарушением всех человеческих и божеских законов».

«Путина в России никто не поддерживает. Путин уступит».

«После ухода Путина будет всем хорошо».

Гозмана украинские службы психологических операций использовали также для «подтверждения» вброшенных ими фейков, например, о «похищении унитазов» с задержанных в керченском проливе украинских бронекатеров и буксира, нарушивших государственную границу России.

А вот из «свежего» Гозмана, то, что он пишет на своем ТГ-канале:

«Арабы-мусульмане именем России будут воевать с украинцами — славянами и православными. Так вот ты какой, Русский Мир!»

«Первую мировую (Великую) войну у нас называли Первой империалистической. А эта, которая не война, а специальная военная операция — Первая лингвистическая. Она, по утверждению наших начальников, идет за право людей говорить по-русски. Жителям Мариуполя и многих других украинских городов это право будет даровано посмертно».

«Буква Z — это: последняя буква вражеского алфавита; первая буква в слове ЗАДНИЦА; первая буква в слове ЖОПА, написанном латинскими буквами (ZHOPA); первая буква обозначения элемента ЦИНК в таблице Менделеева — Zn. Цинк — Груз 200; половинка свастики (недоделанная свастика); знак, которым закрывают оставшееся пустым пространство на заявлении или ином тексте, чтобы на это место уже ничего нельзя было вписать. То есть, там, где знак Z, уже никогда и ничего не будет».

Гозман активно подхватывает и распространяет все украинские фейки про СВО, «пророчит» распад России, радуется гибели наших воинов. На статью, и не одну, он вполне заработал.

Гозман – более чем состоятельный человек. «В 2007 г. (более свежих данных о его, несомненно, приумножившемся с тех времен богатстве нет) Гозман подавал декларацию при выдвижении кандидатуры в Государственную думу. По документам вышло, что его активы значительно превышают 100 млн. рублей, причем в декларации не были указаны дополнительные источники дохода, отчего можно сделать вывод, что итоговая сумма на его счете может превышать 400 млн руб.», - указывает известный блогер и военный эксперт Борис Рожин. К этому можно прибавить владение четырьмя квартирами в Москве и в Санкт-Петербурге и двумя участками в Подмосковье.

Впрочем, материальный стимул, скорее всего, не является для Гозмана главным. Он вполне идейный враг России и русского народа.