Петр Верзилов: продюсер «азовских жен»

От биологического музея до Ватикана

Недавно на первые страницы мировых таблоидов попал один из самых неприятных персонажей «пятой колонны», вызывающий ненависть даже в среде так называемой «российской оппозиции» Петр Верзилов. Этот персонаж участвовал во встрече нескольких жен боевиков нацистского соединения «Азов» с Папой римским. Непонятно, в каком качестве он прибыл в Ватикан – как посредник или продюсер «коллектива»?

Перед появлением в Ватикане Верзилов выпадал из общественного внимания, и многими его новая «акция» в числе «азовских жен» была расценена, как попытка самопиара для привлечения интереса к своей персоне. Такой мотив несомненен, однако сам уровень мероприятия говорит о том, что Верзилов не мог быть его организатором, а просто выполнял в нем одну из ролей.

Представление о нем, как о тщеславном и гебоидном вечном подростке, стремящемся любой ценой «хайпануть», не верны. Верзилов очень расчетлив, предельно циничен и, главное, тесно связан с западными спецслужбами, координирующими его деятельность. Можно не сомневаться, что и визит к понтифику был организован ими, а не самим Верзиловым.

Кем он является на самом деле, становится ясно, если отследить, даже не особо углубляясь, его жизненный путь. Он родился 25 октября 1987 г. в Москве в семье физика-ядерщика. После перестройки, в 90-е гг., его отец был приглашен на работу за рубеж, и маленький Петр учился в школе в Японии, а затем в Канаде (в 1999-2003 гг.). Учитывая особый контрразведывательный режим в англосаксонских странах и специальность его отца, можно не сомневаться, что в оперативную разработку канадских спецслужб (а возможно, и американских, тесно с ними сотрудничающих) он попал еще подростком, однако окончательная его вербовка, состоялась, скорее всего, уже в Москве, куда он вернулся в 2003 г., закончил среднюю школу и поступил на философский факультет МГУ.

Через два года, в 2005 г., он получил гражданство Канады в «порядке натурализации». К тому времени вербовка состоялась, и гражданство этой страны стало своего рода авансом за дальнейшее сотрудничество. С этого момента жизнь 18-летнего молодого человека из хорошей интеллигентной семьи круто меняется. Он фактически бросил учебу (через четыре года отчислен со второго   курса) и начал заниматься «концептуальным искусством», прибился к ставшей скандально известной своими похабными и хулиганскими «перфомансами» с политической окраской группе «Война».

Впоследствии он утверждал, что занимал в группе одно из лидирующих мест, был ее идеологом и концептуалистом. Но в реальности это не так. Его задача состояла в другом. Тогда «концептуальные художники» и «акционизм» были явлением для России достаточно новым. И хотя их акции и вызывали определенный общественный интерес, люди видели в них стеб, хулиганство, неадекватные попытки самовыражения, но отказывались искать и замечать в этом политическую повестку.

И сами участники группы, по крайней мере, часть из них, не считали себя «борцами с режимом» и «оппозиционерами». Они просто жили «по приколу», купались в лучах своей странной и специфической славы, наслаждаясь «драйвом» и «движухой» в тусовке. И антигосударственный пафос некоторых их «акций» для большей части участников группы объяснялся тем, что он, во-первых, обеспечивал больший резонанс, а во-вторых, потому что с точки зрения подросткового мировосприятия (в котором большинство участников «Войны» застряло навсегда), «бодаться» с системой — это «круто».

Задачей «Поросенка Петра», как именовали Верзилова его приятели, было максимально политизировать «творчество» группы, и не только с помощью объектов «акций». Более важным было обеспечить преследование «художников» властями.

В какой-то момент коллеги по «творческому цеху» стали отмечать «странное» поведение Верзилова, который фактически «сдавал» их правоохранителям, обеспечивая тех необходимыми материалами для доказательств вины участников «акции». У Петра изымались гаджеты с видеофиксацией участников хулиганства, а сам Верзилов при этом всегда оставался на свободе.

Когда коллеги начали ему «предъявлять», он с предельной откровенностью объявил им, что аресты активистов и их заключение — лучший пиар. В конце концов участники группы объявили Верзилова и его супругу Надежду Толоконникову (в последствии «звезду» «Пусси Райот») провокаторами и изгнали из «Войны».

Вполне вероятно, что Верзилов действительно сотрудничал с оперативными сотрудниками полиции (тогда – милиции), однако действовал не в интересах правопорядка.

«Вместо того, чтобы использовать традиционный язык политики, принятый в мире, мы, люди с артистическим и кинематографическим прошлым, решили, что гораздо более эффективно сделать это методами современного искусства, представляя артистические акции, которые вызывали большое внимание в обществе, и сделали новое лицо российской политике», - впоследствии рассказал Верзилов норвежским журналистам в Осло. И для того, чтобы картинка «политической борьбы креативных, творческих людей» была вполне понятна во всем мире, их должны задерживать и, желательно, сажать за решетку.

Это дает возможность обвинять Россию в преследовании инакомыслящих, вообще творческих людей и, соответственно, бороться за «освобождение политических заключенных».

Эту схему раскрывает провокация в Соборе Христа Спасителя в Москве (СХС), где панк-группа «Пусси Райот», организатором и «продюсером» которой являлся Верзилов, организовала кощунственную акцию.

Когда его жена Надежда Толоконникова и другая участница Мария Алехина были арестованы в субботу 3 марта 2012 г., в тот же день следователь изъял у Верзилова нотбук с жестким диском с фото-файлами репетиций акции.

Этот факт отражен в приговоре: «Согласно протоколу осмотров предметов, был осмотрен информационный накопитель, изъятый в ходе личного досмотра у Верзилова. Была обнаружена папка, озаглавленная непристойным выражением в адрес Бога, использованном подсудимыми 21 февраля 2012 года в Храме Христа Спасителя, в которой содержатся созданные 16 февраля 2012 года аудиофайлы. Также обнаружено большое количество фотографий, подтверждающих причастность Самуцевич, Толоконниковой и Алехиной к деятельности Pussy Riot». Записи и стали основой доказательной базы дела о «панк-молебне».

После ареста женской части группы Верзилов раздавал интервью, в которых прямо говорил, что Толконникова и Алехина — участницы «Пусси Райот» и авторы «панк-молебна», хотя они сами пытались отрицать свою причастность к провокации. «Поросенок Петр» сделал все, чтобы его подельницы, в том числе его жена, сели за решетку. Его усилия были очень похожи на старания экс-адвоката Марка Фейгина, который защищал кощунниц и делал все, чтобы дело имело максимальный резонанс, а они (а также все его другие подзащитные по «политическим» делам) гарантированно сели.

За политической борьбой Верзилов не забывал и свои шкурные интересы. Он зарегистрировал вместе с Фейгиным товарный знак «Пусси Райот» и угрожает судом за его использование. Пока его супруга шила рукавицы на зоне, Верзилов ездил по западным ток-шоу, встречался с людьми и собирал деньги на «заключенных». Эта деятельность всего за несколько месяцев сделала его долларовым миллионером.

Есть еще одно свидетельство его двурушничества, которое приводит участник массовых беспорядков «в защиту Химкинского леса»: «Когда администрация Химок в 2010 году была разгромлена и мы направились обратно в электричку, всю акцию на камеры снимали различные журналисты. И только один стал снимать уже после, внутри электрички, когда активисты стали снимать маски. Позже эта запись попала в интернет. Это был Петя Верзилов».

Кстати, за все свои действия Петя отделывался «административками», по-настоящему он так и не сел. Но, строго говоря, «чес» Верзилова по заграницам в качестве «мужа осужденной активистки» был пиком его карьеры. После того, как его протеже вышли на свободу и сами отправились в зарубежное турне, они без труда его затмили.

Его акции в духе «Войны» во время Чемпионата мира по футболу в Москве (он и еще несколько девиц, одетые в полицейскую форму, выбежали на футбольное поле во время игры) или во время пандемии (когда он разгуливал, опять же в форме, по улицам города, нарушая режим самоизоляции) успеха не имели и резонанса не вызвали. Не было в них ни новизны, ни яркости — сплошное эпигонство.

Верзилов финансируется из-за рубежа. В числе его спонсоров указывали Вильяма Браудера, давно финансирующего российскую оппозицию, Британскую НКО Amnesty International, фонд Фонд Генриха Бёлля и кинокомпанию французского режиссера Жана Мишеля Карре. Все они снабжали «Поросенка Петра» деньгами.

Исчерпав себя в качестве «акциониста», Верзилов решил выйти на новый, более серьезный уровень, позиционируя себя, как правозащитника и медиатехнолога, а также издателя ресурса «Медиазона» (признан, как и сам Верзилов, иноагентом). Он пытался имитировать расследование гибели российских журналистов в ЦАР, объявив, в частности, что их «убийцы приехали с Донбасса». Впрочем, воспринимать «Поросенка Петра» как серьезного человека ни у кого особенно не получалось — у всех перед глазами стояло его участие в «перфомансе» в Государственном биологическом музее им. К.А. Тимирязева, состоявшем из публичного совокупления под видео- и фотосъемку, а также в подобных мероприятиях.

Однако в 2018 г. ему вновь удалось привлечь к себе внимание, когда он с симптомами тяжелого отравления был госпитализирован в токсикореанимационное отделение московской городской клинической больницы им. Бахрушиных. Спустя четыре дня после того, как его состояние улучшилось, он был доставлен частным самолётом в Берлин, где в клинике Charité ранее побывал Навальный.

Чем именно был «отравлен» Петр, врачи затруднялись определить, но выразили предположения, что веществом того же класса, что и скополамин. Это косвенно подтверждает передозировку наркотиками. Тем более, что знакомые Верзилова указывали, что он не прочь побаловаться разными «веществами». Впрочем, из ситуации он постарался выжать все, что можно, уверяя, что таким образом «путинский режим» мстит ему за попытку срыва ЧМ по футболу.

А приехавшая в Берлин его уже экс-жена Толоконникова, объявила, что обнаружила «слежку», и к ним приставили наряд немецких полицейских.

По исцелению и возвращению в Россию Верзилов продолжил свою провокационную деятельность. 29 сентября 2021 г. Минюст РФ включил Верзилова в список «иностранных агентов». В тот же день туда были добавлены ООО «ЗП» (юридическое лицо, учредившее «Медиазону»), связанный с «Медиазоной» проект «Зона права», а также главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов.

После начала СВО Верзилов выступил против России, а с апреля 2022 г. перебрался на Украину. Что касается жен «азовцев», то Петр должен был реализовать с ними проект, в чем-то напоминающий «Пусси Райот». Только теперь он должен был представлять не «узниц режима», а жен «героев» и «мучеников Азовстали». Верзилов выбрал из них тех, что посимпатичнее и посмышленее (чтобы могли связать два слова) и отправился с ними в зарубежное турне, начав с Папы римского.

Он намеревался возить свою новую группу всюду, устраивать их встречи с парламентами, политиками, олигархами, представляя «страдающую Украину». Подвели мужья этих дам, сдавшиеся в плен, вместо того, чтобы продолжить сопротивляться или умереть геройски. Конечно, можно и дальше было бы возить их уже в качестве жен военнопленных, но успех такого проекта был оценен как сомнительный.

Что дальше? Возможно, Верзилов соберет новую женскую труппу, например из жен уже мертвых (чтобы не было проколов) «героев» или из женщин, «изнасилованных оккупантами», и отправится в новый «чес». Продюссировать женские коллективы у него получается лучше всего.