Филатьев. Дезертир-сказочник

Любитель «сладкой жизни» — лицо «российского антивоенного движения»

В пропагандистском обеспечении любой военной кампании всегда особое внимание уделялось «прозревшим и раскаявшимся» военнослужащим противника, которые «убедительно» озвучивают «преступления», «неправоту» и «слабость» армии, в которой они служили, а также говорят о неизбежности ее поражения.

Но особого доверия к «внезапно прозревшим» военнопленным обычно нет – всегда есть подозрения, что их «показания» и «разоблачения» получены с помощью давления. Именно поэтому выступление трех российских военнопленных на организованной 5 апреля 2022 г. украинскими властями «пресс-конференции» не вызвало ни малейшего доверия даже в украинском обществе.

Иное дело, когда «разоблачитель» пользуется личной свободой и возможности давления на него не наблюдаются. Именно такой «находкой» для западных структур, ведущих информационную войну против России, стал бывший российский военнослужащий Павел Филатьев. В 2021 г. он поступил по контракту в 56-й десантно-штурмовой гвардейский полк (дислоцирован в Феодосии) и в его составе принял участие в спецоперации ВС РФ на Украине. В ходе боевых действий он получил травму правого глаза (по другой версии – инфекционное поражение).

Согласно легенде, озвученной самим Филатьевым в западных СМИ, он разочаровался в «несправедливой войне» и, находясь под обстрелом, дал «обет попытаться остановить это», если выживет. Его отправили на лечение в Россию. Получив отпуск на восстановление, Филатьев начал писать разоблачительную книгу о спецоперации на Украине и общаться с западными журналистами. В свой полк он не вернулся, сбежав за границу.

Из более поздних материалов о Филатьеве известно, что он – из семьи военнослужащих, с детства мечтал о военной службе и заключил контракт, чтобы реализовать эту мечту.

Ранее он признавался, что пойти в армию его заставили финансовые проблемы. Знающие Филатьева люди рассказывали, что ему всегда хотелось «праздника» и возможности жить широко. Ради этого он брал кредиты, которые не мог и не собирался выплачивать. Оказавшись банкротом, он и заключил контракт с МО РФ.

Исходя из этого, можно предположить, что и его «антивоенная деятельность» вкупе с отъездом за рубеж могла быть тоже продиктована стремлением не только разом решить проблемы с деньгами, но и «пожить хорошо» на чужбине. Он категорически не хотел возвращаться на войну с ее лишениями и рисками.

Так он оказался объектом вербовки, хотя и сам проявил инициативу связался со спецслужбами. Поняв, что ценности, как носитель информации (что может знать рядовой?), он не представляет, его решили использовать в информационной войне. С тех пор за Филатьевым закрепили кураторов.

С того момента, когда он начал готовиться к дезертирству и бегству за рубеж, с ним на связи находился беглый уголовник, а теперь «правозащитник» и редактор антироссийского сайта Владимир Осечкин, ныне проживающий во Франции. Он и помогал ему с написанием книги.

Разумеется, эту книгу писал не Филатьев. Что-то записывали с его слов, а остальное добавляли от себя. Там есть моменты, которые абсолютно не соответствуют реалиям нынешних ВС РФ. Чистый вымысел. В частности, описывались конфликты военнослужащих с командирами из-за несвоевременной выдачи зимней формы одежды, которую выдавали изношенной и не по размеру. Это при том, что сейчас военные в России получают весь набор униформы (ВКПО), включающий летний, демисезонный, ветровлагозащитный и зимний костюмы, разом. В комплект входят белье и предметы гигиены. Так что описанный эпизод не мог иметь места.

Кроме того, можно отметить, что сама книга составлена юридически очень грамотно. Все «военные преступления», описанные в ней или упомянутые Филатьевым в интервью, указываются только со слов якобы очевидцев или участников. То есть это пересказ чьих-то рассказов. При этом подчеркивается, что сам Филатьев ни в чем подобном не только не участвовал, но и лично не сталкивался, а знает со слов «заслуживающих доверия» знакомых (например, о Буче).

Все это сделано для того, чтобы самого Филатьева нельзя было обвинить в участии или соучастии в этих вымышленных преступлениях. Подобная юридическая предусмотрительность со стороны Филатьева, учитывая его невысокий интеллектуальный уровень, кажется невероятной. Обычно такие люди, начиная врать, делают это с размахом, не жалея черной краски, переусердствуя. А тут все очень выдержано, дозированно и грамотно.

То обстоятельство, что Филатьев сам признает, что знает о том или ином событии только с чужих слов, не снижает пропагандистской ценности его «откровений», поскольку ссылаться на него будут все равно как на «участника» и «очевидца» происшедшего.

Нетрудно заметить, что с каждым новым интервью Филатьева добавляются новые детали и эпизоды. Его речь становится все более грамотной, образной и пафосной. Очевидно, с перебежчиком постоянно ведут работу.

Выступления Филатьева ориентированы на западную аудиторию, потому что для россиян его вранье слишком очевидно.