Лоббизм в США и «большая фарма»

Как американские компании обеспечивают себе сверхдоходы

Если в ряду пользователей услугами лоббистских компаний бизнесы, относящиеся к системе здравоохранения, занимают в США 1-е место, то последние годы в этой группе с большим отрывом лидируют компании, производящие лекарства и медицинское оборудование, т.н. «большая фарма».

Так, по данным за 2021 г., суммы, потраченные на лоббизм на федеральном уровне в США, распределились следующим образом: фармацевтика и медоборудование («большая фарма») — $356.597.531, госпитали и родильные дома — $118.642.782, службы здравоохранения — $117.410.312, медицинский персонал — $88.049.165. Другие вопросы, связанные со здравоохранением (Miscellaneous Health) — $8.767.008.

В первой половине текущего 2022 г. «большая фарма» продолжила наращивать свои расходы на лоббистов. Это позволяет американским аналитикам прогнозировать, что по итогам двух лет (2021 и 2022 гг.) они достигнут или даже превысят $700 млн.

Абсолютным лидером в плане расходов на лоббистов на федеральном уровне и уровне штатов является объединение более 30 фармацевтических производителей в мире и США Pharmaceutical Research & Manufacturers of America (PhRMA), которое представляет собой промежуточное звено между непосредственными интересантами и их лоббистами.

По итогам 2021 г. совокупные расходы (федеральное правительство и штаты) ведущих клиентов лоббистских компаний выглядят так: PhRMA потратила за 2021 г. $35.615.151, Biotechnology Innovation Organization (BIO) — $13.964.988, Pfizer, Inc — $12.147.508, Roche Holdings — $11.567.933, Amgen, Inc — $9.976.444, Horizon Therapeutics — $9.976.271, Gilead Sciences — $8.961.845, Eli Lilly & Co — $8.940.897, Pharmaceutical Care Management Association — $8.917.201, Merck & Co — $8.608.702, Bristol-Myers Squibb — $6.612.611, GlaxoSmithKline — $6.461.213, Emergent BioSolutions — $3.872.333 и т.д.

Основные фармацевтические компании продвигают свои интересы с помощью лоббистов как на федеральном уровне, так и на уровне штатов. В этих целях они используют разные фирмы. Это связано с тем, что лоббисты на местах имеют сильные связи с администрациями и законодателями штатов, а также являются экспертами в сфере особенностей местного законодательства. Это повышает их эффективность в деле продвижения интересов своих клиентов.

В число ведущих лоббистских фирм, продвигающих интересы «большой фармы» на федеральном уровне, входят: Tarplin, Downs & Young, заработавшая в прошлом году $7.590.000, Forbes Tate Partners — $6.110.000, BGR Group — $5.800.000, Tiber Creek Group — $4.430.000, Akin, Gump et al — $4.320.000, Todd Strategy Group — $4.280.000, Thorn Run Partners — $4.050.000, Capitol Counsel — $3.500.000, W Strategies — $3.380.000, Jeffrey J Kimbell & Assoc — $3.360.000.

Что касается лоббистских фирм, получивших в 2021 г. самые большие гонорары и работающих исключительно в штатах, то в десятку входят: Bay State Strategies Group с годовым заработком $608.500 (штат Массачусетс), Capitol Advocacy, LLP — $569.000  (Калифорния), Tress Capitol Advisors — $506.000 (Нью-Йорк), Noteware Government Relations — $457.038 (Калифорния), Metz Husband & Daughton — $390.000 (Флорида), Valencia Government Relations — $355.000 (Калифорния),  BCB Government Relations — $331.992  (Массачусетс), Finneran Global Strategies — $305.000 (Массачусетс), McDermott Quilty & Miller — $1299.100 (Массачусетс), и Dickinson & Avella — $298.008 (Нью-Йорк).

Тот момент, что в списке наиболее высокооплачиваемых лоббистских фирм доминируют три штата (Массачусетс, Нью-Йорк и Калифорния) американские аналитики обуславливают тем, что там находятся либо штаб-квартиры фирм заказчиков, либо их основные производства и лаборатории.

При подборе лоббистов важным считается, чтобы выбранная компания, будь то для работы на федеральном уровне или в отдельных штатах, хорошо знала процесс выработки и принятия политических решений, а также лиц в органах власти, способных влиять на этот процесс. Кроме того, важным считается, чтобы фирмы, нанятые для принятия конкретного решения в различных юрисдикциях (федеральной и отдельных штатов), работали на один результат, не искажая задание работодателя.

Касаясь кадрового состава ведущих лоббистских компаний, которые в значительной мере специализируются на продвижении интересов «большой фармы», американские источники отмечают, что до половины специалистов ранее работали на федеральный департамент по здравоохранению (Department of Health and Human Services), который руководит работой Администрации по продовольствию и лекарствам (Food and Drug Administration). А это федеральное агентство, в свою очередь, является единственным и главным источником финансирования основных федеральных программ, касающихся лекарств, выдающихся по предписанию врачей (по рецептам), таких как Medicare и Medicaid.

В качестве примера деятельности лоббистов от «большой фармы» рассмотрим внесенный в Конгресс США в апреле 2021 г. закон H.R. 3, касающийся цен на медицинские препараты, выписываемые врачами. Пока завис в Конгрессе. Следует отметить, что цены на эту категорию препаратов более, чем на 200% выше, чем в других государствах с развитой экономикой.

Законопроект предусматривает установление своего рода потолка цен только для наиболее дорогих препаратов и контроль над исполнением этого положения со стороны государства. Потолок должен не превышать 125% от средней цены на него или его аналог в таких странах, как Австралия, Канада, Франция, Германия, Япония и Соединенное Королевство. Эта форма определения цен имеет название «международное сопоставление цены» (international price comparison).

Перспективы потери части сверхдоходов для производителей дорогих лекарственных препаратов привели к тому, что минимум 183 фармацевтические компании задействовали в качестве проводников своих интересов в Конгрессе лоббистские фирмы. Причем 16 наиболее крупных корпораций и объединений, включая PhRMA и BIO, нацеливали своих лоббистов работать только по пункту, который касался «международного сопоставления цены».

Проблемы для «большой фармы» осложнились и тем, что идея относительно приведения цен на особо дорогие лекарственные препараты хоть в какое-то соответствие с теми, что приняты у ближайших американских партнеров, получила распространение и поддержку на уровне правительств и законодателей штатов. В частности, в небогатых штатах Мэн и Северной Дакоте. Оба штата взяли за основу цены на выдаваемые по рецепту врача дорогостоящие препараты в соседней с США Канаде.

Следует отметить, что, несмотря на все усилия лоббистов и давление со стороны «большой фармы», в штате Мэн в апреле 2022 г. был принят законопроект, требующий от производителей и поставщиков лекарств необходимой корректировки своих цен. В Северной Дакоте на момент подготовки материала законопроект еще не прошел.

Отмечается, что в обоих штатах лоббисты, работающие на PhRMA, накануне слушаний в местных законодательных собрания представили обширные и подробные доклады, обосновывающие вредность инициативы по корректировке цен для национальной системы здравоохранения, поскольку она является «дискриминационной, угрожает процессу разработки новых лекарственных препаратов, а также сомнительна с точки зрения права».

Примечательно также, что и в Мэне, и в Дакоте законодателям был представлен один и тот же документ, в который были включены некоторые моменты, связанные с местными особенностями.

В целях борьбы с законопроектом на федеральном уровне и на местах PhRMA через связанные с ней СМИ и лоббистские структуры организовала целую кампанию, которая обошлась на конец 2021 г. в $5 млн.