Конфликт в Йемене: как на нем зарабатывают в США

Бизнес на горящем регионе

За последние 5 лет, как отмечают в Стокгольмском международном институте исследований проблем мира, США поставили 39% вооружений от общего мирового экспорта. При этом 43% отправлений пришлись на Ближний Восток. Так, Королевство Саудовская Аравия (КСА) получило почти 1/4 от всего экспорта. В число крупнейших получателей вошли и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), встав в один ряд с Австралией, Великобританией и Японией.

При этом Эр-Рияд и коалиция, которую КСА возглавляет, регулярно используют американское оружие в идущем уже восьмой год противостоянии в Йемене.

Напомним, вскоре после протестов «Арабской весны» 2012 г. шииты-хуситы, поддерживаемые Ираном, вынудили временного президента Йемена Абд Раббу Мансура Хади (Abdrabbuh Mansur Hadi), представлявшего интересы мусульман-суннитов, покинуть столицу. На этом фоне суннитские Саудовская Аравия, Египет и ОАЭ поддержали Хади. Было сформировано правительство Йемена и кабинет единства в расчете на то, что международное сообщество поддержит их в борьбе с хуситами.

В 2021 г. уже бывшая пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки  (Jen Psaki) заявила, что у США нет военного присутствия в Йемене. Действительно, морских пехотинцев на территории этой страны вроде бы нет, однако КСА по-прежнему полагается не только на поставки американских вооружений, но и на техническую поддержку. Эр-Рияд и коалиция применяет бомбы, произведенные именно компаниями из Соединенных Штатов, в результате ударов которых погибло уже более 9000 мирных жителей.

За последние годы Саудовская Аравия закупила вертолеты производства Boeing на миллиарды долларов, а также ракеты производства Raytheon и Lockheed Martin. По данным The Security Assistance Monitor, в период с 2015 по 2018 гг. было поставлено вооружений на сумму в $355 млн, а после – подписано соглашение на сумму в $4,5 млрд.

Отгрузки оружия, что характерно, не зависят от решений и заявлений американских политиков. В 2018 г., после убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги (Jamal Khashoggi), члены Конгресса стали крайне неохотно одобрять поставки КСА. В 2021 г. в США началось перераспределение приоритетов и сворачивание бурной деятельности на Ближнем Востоке. Американские дипломаты также указывали, что прекращение военного и гуманитарного кризиса в Йемене является главным приоритетом, впрочем, поток оружия от этого практически не изменился.

Во время своей избирательной компании уже сам Джо Байден (Joseph Robinette Biden) заявил: «Я бы прекратил поддержку США катастрофической войны под руководством Саудовской Аравии в Йемене и приказал пересмотреть наши отношения с Саудовской Аравией. Настало время восстановить чувство равновесия, перспективы и верности нашим ценностям в наших отношениях на Ближнем Востоке».

Впрочем, после администрация «сонного Джо» одобрила контракт на $500 млн для поддержки вертолетного парка, а затем – еще на $650 млн на ракеты класса «воздух-воздух». После в Эр-Рияде потребовали еще и пополнения запасов ракет Patriot производства Raytheon на фоне значительного увеличения числа атак беспилотников со стороны хуситов.

В сентябре 2021 г. была предпринята попытка законодательно ограничить американские поставки Саудовской Аравии путем добавления нового положения в Закон о разрешении национальной обороны (NDAA), однако соответствующая инициатива была исключена из итоговой версии документа.

Помимо Саудовской Аравии крупным покупателем американских вооружений являются и Объединенные Арабские Эмираты. В период с 2015 по 2018 гг. ОАЭ закупили у США оружия на сумму   $3,9 млрд, а в последующие два года заключили сделок еще почти на $30 млрд.

Ряд других стран, участвующих в военной коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, также покупают значительное количество оружия, произведенного в США. Бахрейн, Египет и Иордания в период с 2015 по 2018 гг. приобрели продукции американского ВПК в общей сложности на  $3,2 млрд. Великобритания и Франция также продают этим странам оружия на миллиарды долларов.

Согласно различным данным, можно констатировать, что с начала конфликта в Йемене в 2015 г. коалиция с КСА применяет оружие в основном трех производителей. Это Raytheon, Lockheed Martin и General Dynamics. При этом на часть из вооружений накладываются определенные ограничения, позволяющие использовать их лишь в оборонительных целях. Это, впрочем, не помешало применять их в атаках, которые в результате повлекли за собой гибель мирного населения.

Выбор именно этих корпораций не случаен. Они вкладывают значительные средства, чтобы заказы отдали именно им, а также тесно сотрудничают со своими «потенциальными заказчиками».

Сегодня известно, что три указанные компании только за 2021 г. потратили на лоббистские усилия $40,9 млн, что почти половина от всего рынка «оборонного лоббизма», который в том году составил $117 млн.

Что интересно, почти два десятка лоббистов, которые от имени Raytheon, Lockheed Martin и General Dynamics продвигали интересы компаний в Пентагоне, впоследствии оказались в роли чиновников военных американских ведомств.

Так, министр обороны во времена правления Дональда Трампа (Donald Trump) ранее семь лет работал в качестве лоббиста Raytheon. Действующий глава Пентагона Ллойд Остин (Lloyd Austin), так же, как и госсекретарь Энтони Блинкен (Antony Blinken), трудились в инвестиционной фирме Pine Island Capital Partners. Помимо этого, в 2020 г. Остин также входил в совет директоров Raytheon Technologies. А в 2021 г. основанная Блинкеным и рядом других лиц WestExec Advisors объявила о начале стратегического партнерства с глобальной консалтинговой компанией Toneo и заработала значительные средства, в том числе и на заказах от Саудовской Аравии и ОАЭ.

Так, с 2019 г. фирма Teneo получила от суверенного фонда Саудовской Аравии около $2,9 млн за разработку стратегического плана и проведение разъяснительной работы в Неоме — городе-проекте стоимостью в $500 млрд на северо-западе Саудовской Аравии. Цель – в буквальном смысле освободить место для проекта. В результате тысячи жителей местных племен выселяют из обжитых ими мест. Кто реализует проект? Наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман (Mohammed bin Salman). А в апреле 2020 г. саудовский спецназ убил одного члена племени, критиковавшего планы и действия правительства.

Выходит, что страдания и кровь этих простых людей на совести не только работников Teneo, но и WestExec Advisors.

Интересно, что в пресс-релизе о сотрудничестве Teneo и WestExec Advisors упоминалась и Мишель Флурной (Michèle Flournoy), которая при президенте Билле Клинтоне (Bill Clinton) отвечала в Пентагоне за стратегические вопросы в должности «Deputy Assistant Secretary of Defense for Strategy», а при Обаме (Barack Obama) была замминистра обороны по политическим вопросам. Поговаривают, что она напрямую учувствовала в лоббировании начала операции коалиции во главе с США в Ливии.

Среди других организаций, вовлеченных в лоббирование интересов КСА и Эмиратов по широкому кругу вопросов, в том числе и в сфере автомобильных и фармацевтических рынков, гражданских ядерных разработок и гуманитарной помощи, вошли Amnesty International, Human Rights First и другие. Впрочем, они потратили около $4,7 млн, что несопоставимо с работой военных гигантов.

Само собой, американские лоббисты делают свою работу не бесплатно. На оплату их услуг КСА и ОАЭ тратят миллионы долларов ежегодно. При этом, согласно законодательству США, такие компании обязаны раскрывать детали своих операций по оказанию влияния, таких, как встречи с правительственными чиновниками, расходы, взносы на кампанию и копии информационных материалов, таких, как рекламные объявления, статьи и письма.

В результате известно, что Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, начиная с 2015 г., потратили на двоих более $280 млн.

К примеру, в рамках контракта ОАЭ с влиятельным лоббистом в Вашингтоне Акином Гампом (Akin Gum), который с 2016 г. принес фирме более $26,5 млн, American Defense International заключила субподряд, чтобы заплатить ветерану оборонного лоббизма Майклу Херсону (Michael Herson) за то, чтобы он обратился к правительственным чиновникам как в офисах Конгресса, так и в Государственном департаменте от имени правительства эмирата. Помимо этого, состоялась и встреча между послом ОАЭ Юсефом Аль-Отайбой (Yousef Al Otaiba) и представителем от штата Калифорния Тедом Лью (Ted Lieu).

Ряд СМИ также сообщает, что тема продажи оружия неоднократно поднималась на встречах Херсона как с высокопоставленными сотрудниками Капитолия, так и с самими законодателями, включая тогдашнего высокопоставленного члена Комитета по национальной безопасности Палаты представителей Майка Роджерса, председателя Комитета Палаты представителей по вооруженным силам Адама Смита (Adam Smith) и председателя Комитета Сената по международным отношениям Боба Менендеса (Robert Menendez).

В то же время Херсон продвигал интересы General Dynamics, Raytheon и Northrop Grumman, а также внес более $100 000 взносов в ходе президентских выборов в США 2020 г., которые были поровну разделены между демократами и республиканцами.